Воронович Мео
We save our lives in such unlikely ways...©
Все началось где-то посередине промозглого ноября, когда люди спешат укрыться за как-можно большими площадями непромокаемой и по-возможности непродуваемой ткани. Проснувшись в безнадежно нерабочие десять утра я ощутила непреодолимое желание, как бы так деликатнее выразится, нежности. Нет не той что уютная и в пледе под дождь у камина, а той которая у камина и на пледе, а можно и без камина с пледом, обжигающей и неукротимой, всепожирающей и, впрочем, я увлекаюсь. Чувство это не покидало меня весь день на работе и более того, каждая ночь последующей недели приносила еще больше томления и невосполнимой пустоты. К слову тогда у меня еще не было постоянного спутника жизни, да что уж там, даже непостоянного обьекта снятия физического напряжения не было в пределах досягаемости и под конец недели набросится уже можно было наверное на первого попавшегося. Правда возвращаясь к тому моменту мне кажется что что-то бы меня удержало. И нет не о одинокой близости я говорю, тот способ снятия стресса к концу недели утратил последние крохи эфекта, а о противоположного пола субьекте на расстоянии вытянутой руки.

Не дождавшись конца рабочего дня в пятницу, не созвонившись с подругами, коих не сильно много но есть, и что довольно странно для робкой меня задним числом, я отправилась на поиски приключений на свои пятдесят стройных киллограм между прочим соблазнительного тела. Внятно обьяснить как я попала в тот ночной клуб и сколько прошло времени я не берусь, и скорее всего второй раз этот подвиг повторить даже в нетрезвом рассудке не возьмусь. Странное дело, я точно узнала силует того кто ждал меня за столиком в глубине зала. И хотя свет немногочисленной иллюминации избегал ожидавшего меня мужчины, но я до мелочей знала его лицо, которое в здравом уме сейчас я бы даже не стала запоминать разминувшись на улице, но тогда мне он показался родственником, да что уж там, самим Апполоном. Полурасстегнутая пурпурная рубашка вскружила мне голову с одного взгляда на мужественную безволосую грудь. Фантазия уже рисовала постельные сцены когда мне предложили бокал дождавшегося меня вина и я хоть убей не помню о чем мы с ним тогда говорили. Да и в сущности это не важно потому что через мгновение наши тела уже недвусмысленно соприкасались в танце, и во время которого реальность полностью потеряла четкость и осознанность.

Все шло по намеченной кем-то свыше траектории о того момента как нас прервал совершенно заурядный, нескладный худощавый парень с очень выразительными светлыми глазами. Почему-то он схватил меня за руку и не давал вернуться к моему партнеру, который почему-то взбесился прямо на глазах. Произошел короткий полный угроз диалог после которого началась драка, переросшая в захватившую большую половину зала потасовку с членовредительством и рукоприкладством как очевидно напишут в полицейском рапорте. А мой партнер увернувшись от вышибал жестоко вырубил худощавого паренька который пытлася сопротивлятся но видно что в настоящей драке ни разу не бывавший. Покончив с оппонентом и чудом вынырнувший из потасовки мой герой поволок не сильно сопротивляющуюся меня к выходу, явно не удовлетворенный ходом сегодняшнего вечера.

Малознакомыми кварталами мы пробирались бог знает куда в темноте уже битые полчаса и ореол божественности уже начинал понемногу выветриваться промозглой реальностью когда нас нагнал тот самый зачинщик драки, худой парень. Вид у него был довольно жуткий, разбитая губа, неестественно висящая правая рука и капли крови на одежде. Оказавшись между ними двумя я была оттеснена вбок и загорожена почему-то худовщавым и после небольшой перестрелки он вздрогнул и тихо осел в опавшие и перемешавшиеся с грязью листья. Меня уже было стали тащить дальше в ночь когда до меня дошла вся суть происходящего и свет фонаря отразился в медленно расползающейся луже под телом неподвижно лежащего паренька. Потом я кричала, долго и пронзительно и меня оставили одну, я уже не помню как звонила в скорую как ехала с ним в больницу. Я наверное назвалась его девушкой и не знаю почему осталась с ним ночью и заснула на стуле в его палате после операции.

Утром меня застал в расплох его спокойный голос с вопросом кто я такая и что здесь делаю. И мне даже не было что сказать. Сбивчиво, как бы оправдываясь я было начала описывать происшествия вчерашнего вечера как на меня навалилась усталость и нежелание во всем этом разбираться.

Я ушла тихо затворив за собой дверь в его палату прервав расказ на полуслове, и когда двумя неделями позже он встретил меня у моего подьезда после работы постаралась незаметно проскочить мимо. Но как и ожидалось ждал он именно меня и долго, потому закоченел на скамейке и догнать ему меня удалось только у дверей квартиры взбежав нечеловечеким усилием по лестнице и обогнав лифт. Заслонив собой дверь, он сбивчиво, с оттышкой стал рассказывать что в тот вечер вместо того чтобы с друзьями пойти отмечать че-то непременно важный день рождения он потащился в незнакомую часть города и остановился только у дверей того самого злополучного совершенно обычного окраинного ночного клуба. Раз уж остановился то почему-бы и не согреться чем-то горячительным была совершенно резонная мысль, а потом непонятно почему у него проснулось чувство что именно мне грозит смертельная, как он выразился опастность. Это нерациональное знание и потянуло его прервать наш танец и преследовать нас после того. Закончив свой сбивчивый рассказ он предложил хотя бы остаться друзьями и я пригласила его в дом.

Через полгода мы поженились. Сейчас живем совершенно обычной жизнью среднестатистических людей. На вопрос как мы встретились всегда синхронно отвечаем – судьба и переглядываемся как заговорщики. Через оставшиеся пять месяцев у нас будет пополнение семейства и уж ребенку мы точно расскажем как папа героически спасал маму из лап демона обольстителя, потому что в жизни всегда найдется место сказке, а как ее воспринимать это уже дело слушателя.

@темы: Эвое!